image_print

Детство и юность

Протоиерей Василий Феофанович Инфантьев родился 7 марта 1884 года, в день, когда Церковь празднует память священномучеников Херсонских, «пастырей, епископствовавших светло в Херсоне, пострадавших за Христовы овцы». Среди них прославлен святой епископ Василий, в честь которого и было наречено имя новорожденному.

Будущий подвижник благочестия Омской земли происходил из семьи церковнослужителей. Его отец Феофан Петрович Инфантьев был псаломщиком церкви святого Михаила Архангела села Суллей Белебеевского уезда Уфимской губернии. 20 марта в церкви родного села над младенцем было совершено Таинство Крещения, которое совершил священник Василий Светлов.

Семья Инфантьевых была большой, у Феофана Петровича и Марии Николаевны родилось шестеро детей: двое сыновей Василий и Константин и четверо дочерей Евгения, Ольга, Анна и Лидия. О детстве отца Василия почти ничего не известно, но очевидно, что жизнь этой русской семьи ничем не отличалась от жизни тысяч других скромных и бедных семей духовного сословия, несших свое служение в селах дореволюционной России. Это были верные чада святой Русской Православной Церкви. Бедные материально, они были крепки древними традициями русского благочестия, как мы видим это на примере жизни святого праведного Иоанна Кронштадтского, также происходившего из семьи сельского псаломщика.

Первым учебным заведением для Василия стало Уфимское духовное училище, по окончании которого ему, как представителю духовного сословия, был открыт путь в семинарию. Проходя с 1899 года обучение в Уфимской духовной семинарии, юноша показал себя старательным и целеустремленным учеником. В пятом классе он перенес тяжелую болезнь, так что даже не мог посещать занятий. Однако, не смотря на это, он все же сумел успешно завершить обучение по первому разряду. В этом уже проявилась твердость его характера, молитвенное упование на Господа, всегда восполняющего оскудевающие силы тех, кто крепко надеется на Него.

Согласно выданному аттестату, поведение семинарист Инфантьев имел отличное. Это важно отметить, ведь на годы его учебы пришлось начало Первой русской революции. Во многих духовных учебных заведениях было поддержано тогда революционное движение и происходили волнения. Однако нравственное состояние воспитанников Уфимской духовной семинарии выгодно отличалось на общем фоне других учебных заведений. Здесь удавалось избегать беспорядков и волнений среди учащихся. Заслуга в этом принадлежит священноначалию Уфимской епархии, где в это время служили выдающиеся иерархи Русской Православной Церкви.

Епископом Уфимским и Мензелинским был в то время владыка Антоний (Храповицкий) – известный русский богослов и философ, активный поборник восстановления патриаршества в Русской Церкви, первый из трех основных кандидатов на патриарший престол на Поместном Соборе в ноябре 1917 года. Владыка Антоний заботился прежде всего о глубоком приобщении семинаристов благодатной церковной жизни. Частое живое молитвенное общение благотворно влияло на души воспитанников. При этом особо вспоминаются молебны на начало учебного года, которые совершал Преосвященный Антоний в сослужении многочисленного духовенства Уфимской епархии. В своих проповедях в семинарии владыка Антоний умел изобразить высоту пасторского служения пред всяким другим служением, он призывал учащих и учащихся к духовному единению и взаимной помощи в деле научного преуспеяния и приготовления к великому пасторскому служению. Эти богослужения и глубоко-назидательные слова архипастыря благотворно повлияли на душу семинариста Василия Инфантьева.

Ректором Уфимской духовной семинарии был в то время архимандрит Андроник (Никольский). В его лице семинаристы непосредственно и ежедневно видели пример служения доброго пастыря. Благодаря трудам отца ректора, его личному нравственному влиянию воспитанники семинарии имели здоровое отношение к начавшимся в России революционным событиям. «Они скорбели о ее бедах, искали причин их и воодушевлялись на то, чтобы потом выйти на общенародное дело устранения причин этих несчастий и на доброплодный труд, какой каждому будет вверен от Бога и от людей», – писал об этом в 1905 году в своем воззвании к духовенству Уфимской епархии сам архимандрит Андроник, а в будущем священномученик Церкви Русской Андроник Пермский. В период с 1913 по 1914 годы он занимал Омскую кафедру. Знакомство с ним стало судьбоносным для семинариста Инфантьева, благодаря владыке Андронику отец Василий впоследствии и оказался на омской земле.

Путь к священническому служению не был прямым для семинариста Василия Инфантьева. В царствование императора Николая II в России была создана одна из лучших в мире систем социального здравоохранения. Очень многие молодые люди, получив медицинское образование, с большим желанием шли трудиться в сельскую местность, становясь настоящими подвижниками своего дела. Один из таких примеров мы видим в лице святителя Луки (Войно-Ясенецкого), который, имея художественный дар, отказал себе в обучении живописи ради служения людям в качестве сельского доктора.

По видимому, и у Василия Инфантьева возникло подобное желание. Успешное окончание семинарии открыло ему возможность для поступления в Томский Императорский университет. Ею он решил воспользоваться и в июле 1905 года подал прошение о зачислении на медицинский факультет университета. Молодой человек успешно выдержал вступительные испытания и был зачислен в университет, где проучился до апреля 1906 года. Однако, неисповедимы пути Господни, которыми ведет по жизни каждого из нас благой Его Промысл. Господу было угодно, чтобы В. Ф. Войно-Ясенецкий стал не художником, но хирургом и епископом, а В.Ф. Инфантьев стал не хирургом, но священником Христовой Церкви. Отец Василий понял и принял призыв Божий быть служителем Его виноградника.

Начало священнического служения

20 августа 1906 года в Кафедральном соборе Воскресения Христова города Уфы правящим архиереем Уфимской епархии епископом Христофором (Смирновым) бывший студент Императорского Томского университета Василий Инфантьев был рукоположен во иерея «и определен на праздное священническое место в церкви села Сасыкуля Стерлитамакского уезда». Так началось служение священника Василия Феофановича Инфантьева Христовой Церкви.

В следующем 1907 году отец Василий был перемещен в храм Смоленской иконы Пресвятой Богородицы села Николаевка Мензелинского уезда. В местах своего служения молодой священник показал себя усердным пастырем, примерным с нравственной и служебной стороны. Это послужило основой для рекомендации к поступлению в Казанскую духовную академию, куда отец Василий подал прошение летом 1910 года, имея, как он сам написал, «искреннее желание получить высшее богословское образование с тем, чтобы в будущем всецело посвятить свои силы на служение Церкви». Одобренный в своем стремлении владыкой Нафанаилом (Троицким), после успешного прохождения вступительных испытаний он был принят для обучения в академии.

Обучение в Казанской духовной академии отнимало у В.Ф. Инфантьева много времени и сил. При этом он был любящим мужем. Об этом свидетельствует сделанная в 1912 году в Казани фотография, которую он подарил своей супруге на память (см. фото 1).  На снимке с обратной стороны Василий Феофанович написал Вере Петровне следующее трогательное обращение: «Дорогой Верусеньке – в знак того, что в этом суровом на вид человеке кроются по отношению к ней неподдельные чувства искренней любви и преданности. 1912 года января 30 дня». По версии семьи, это фото имело огромную ценность для Веры Петровны, бережно сохранявшей его на протяжении всей жизни. Фото было с Верой Петровной в период, когда она после расстрела Василия Феофановича скиталась, бездомная, с дочерьми, в Омске. Оно прошло с ней суровую ссылку в Таре и бережно хранилось у вдовы священника до самой ее смерти в Прокопьевске. Фото из Казани осталось единственной фотографией священника, сохранившейся в семейном архиве его потомков.

 1_1  1_2
Фото1.Учащийся Казанской духовной академии В.Ф. Инфантьев. Уфа 1912 год. (Из архива внучки священника Веры Георгиевны Кальченко (Инфантьевой)

 

Снимок в Казани – это первая из известных на данное время фотографий отца Василия. На фото молодому человеку, учащемуся в Казанской духовной академии, 28 лет, но выглядит он моложе своих лет. Это фото относится к счастливому периоду жизни священника. В это время Российская империя оправилась от потрясений Первой русской революции. Страна подходила к историческому пику своего экономического развития, люди еще не подозревали о надвигающейся Великой войне и эпохе социальных катаклизмов. Они с оптимизмом смотрели на будущее. На фотографии здоровый, любимый женой и детьми, имеющий социальную перспективу молодой священник. Несмотря на молодость, нельзя не заметить спокойный и глубокий взгляд отца Василия.

 

Приезд на Омскую землю и служение законоучителя

Окончив летом 1914 года духовную академию со степенью кандидата богословия, отец Василий обратился с прошением о предоставлении места законоучителя в Омское среднее сельскохозяйственное училище. Поддерживая его прошение, епископ Омский и Павлодарский Андроник (Никольский) писал директору, что «лично знает просителя с самой хорошей стороны». Характеристика эта особенно важна, так как дана она святителем, который всегда отличался своей прямотой и откровенностью. Поддержка Преосвященного имела решающее значение. В сентябре 1914 года отец Василий приступил к служению на должности законоучителя в Омском среднем сельскохозяйственном училище.

Молодой законоучитель оказался трудолюбивым и ревностным пастырем Христовой Церкви. Он постоянно заботился о духовном возрастании вверенной ему паствы, всеми силами противодействуя духовному расслаблению общества, которое все меньше обращало внимания на жизненно важные религиозные и духовно-нравственные вопросы.

Отец Василий много способствовал строительству и обустройству домовой церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Торжественное освящение храма и помещений училища состоялось в декабре 1915 года. От освящения и до закрытия этой церкви советской властью в 1920 году, священник Василий Инфантьев оставался в ней бессменным и единственным настоятелем и духовником.

Кроме Закона Божия в сельскохозяйственном училище отец Василий Инфантьев преподавал также историю, русский язык и русскую литературу. Ни одно крупное мероприятие училища не обходилось без участия батюшки. Начинались они молитвою и оканчивались назидательным словом законоучителя.

Основы учительской деятельности отца Василия наилучшим образом раскрываются в его рассуждениях о преподавании Закона Божия. «Вся программа преподавания Закона Божия в средней школе, – писал он, – должна утверждаться на развитии в юношах религиозно-нравственного настроения, на укреплении и насаждении в них истины православно-христианской веры, в воспитании и направлении воли их к добру». В этом рассуждении обращает на себя внимание стремление пастыря воздействовать на все силы души человеческой, не только на ум, но и на волю и сердце. Законоучитель скорбит, что ученики не знакомы с Библией, он стремится к тому, чтобы знание Божественных Законов в его учениках было основано на прочном знании первоисточника, на знании Священного Писания. При этом батюшка был убежден в том, что изучение Писаний должно быть неотрывно от благодатной церковной жизни, тем более, что отдельных уроков на изучение Библии в сельскохозяйственном училище не было предусмотрено. Однако «пробел этот, – считал отец Василий, – может быть восполнен усердным посещением учащимися домовой церкви».

После освящения храма он стал активно привлекать учащихся на церковные службы, где проповедовал слово Божие. По субботам все ученики присутствовали на Всенощном бдении в училищном храме. В воскресные и праздничные дни в 9 часов утра по звонку шли в церковь на службу.

В одной из своих проповедей отец Василий говорил: «Мы постоянно за богослужениями слышим проповедь Сына Божия, с которой он обращается к нам в Евангелии. Эта книга, в которой есть все, что нам необходимо для жизни и благочестия. Эта книга, в которой изложена программа того, как мы должны жить и действовать для того, чтобы добиться нравственного совершенства. Эта книга, в который изложен наилучший и самый совершенный путь для достижения счастья на земле и устранении зла в мире, с которым бесплодно борются лучшие и благородные представители человечества. Не напрасно эта книга пользуется таким уважением среди ученых, не напрасно спрос на нее превышает количество других светских изданий. Если эта книга так уважается и дорого ценится всеми, даже людьми не христианского исповедания, то насколько же должен быть высок ее авторитет среди христиан, для которых она является словом Самого Бога и, следовательно, все в ней должно быть не только предметом нашего изучения, но и программой нашей жизни».

При чтении слов этой проповеди отца Василия невольно вспоминаются заметки для пастырей, написанные священномучеником Сильвестром (Ольшевским), где такое же большое значение уделяется необходимости чтения Священного Писания. Среди прочих наставлений Святитель земли Омской писал, что чтение Священного Писания должно быть для пастыря ежедневным правилом, а «когда круг Книг завершен, то опять начинать сначала». Владыка Сильвестр был назначен на Омскую кафедру в 1915 году и в лице священника Василия Инфантьева имел надежного сподвижника, образцового служителя Алтаря Божия и верного исполнителя отеческих преданий.

Таким образом, духовное воспитание учеников сельскохозяйственного училища, и, несомненно, всей своей паствы, законоучитель Инфантьев основывал на приобщении благодатной церковной жизни и поучении в слове Божественных Писаний. Он стремился к тому, чтобы все его духовные чада очищали свои души покаянием, исповедовались и причащались святых Христовых Тайн. Для выработки же ясного и твердого христианского мировоззрения у своих прихожан, он вел отдельные беседы по возникающим у них вопросам.

Жизнь в дореволюционном Омске была наиболее благополучным временем для семьи Инфантьевых. Она была большой и дружной, как многие русские семьи того времени. Семейная жизнь отца Василия является достойным для подражания примером. По воспоминаниям потомков, он был безусловным главой семьи, любящим отцом своего семейства. Всего у Василия Феофановича и его супруги Веры Петровны родилось пятеро детей: сыновья – Герман и Алексей, дочери – Маргарита, Любовь и Наталья. Дети сохранили об отце самые теплые воспоминания. Так для Любови Васильевны Инфантьевой отец был святым человеком и образцом во всем на протяжении всей ее жизни.

К праздникам супруга и дочери пекли сдобу, чтобы нести ее в церковь для угощения прихожан. В Праздник Пасхи на улицу выставлялись застеленные белыми скатертями столы с едой и выпечкой для угощения всех желающих. Вообще в семье Инфантьевых было заведено помогать бедным и обездоленным людям. А еще супругами устраивались музыкальные и поэтические вечера, которые пользовались большой популярностью среди светского общества Омска, друзей и знакомых законоучителя.

Перипетии судьбы в годы революции и Гражданской войны

Начало революционных событий в России стало временем начала церковно-общественного служения отца Василия. Летом 1917 года на Чрезвычайном съезде духовенства и мирян Омской епархии иерей Василий Инфантьев был избран членом Церковно-епархиального совета, а также членом епархиального Редакционного комитета.

В августе 1917 года открылся Всероссийский Собор Православной Российской Церкви, Собор будущих новомучеников и исповедников Церкви Русской. Как глава епархии в работе Собора принял участие епископ Сильвестр. Вместе с владыкой на Собор отправился и отец Василий. В документах Поместного Собора сохранилось выданное ему епископом Сильвестром удостоверение, где говорится, что священник Василий Феофанович Инфантьев «нарочитым чрезвычайным съездом выборщиков от духовенства и от мирян Омской епархии избран членом от клира для участия во Всероссийском Поместном Соборе в Москве». 5 ноября 1917 года отец Василий участвовал в восстановлении в России патриаршества. Однако работа его в Соборе не была продолжительной. Получив разрешение отправиться в отпуск, он уже не смог вернуться в Москву. Над Россией занималась кровавая заря Гражданской войны, начиналась расправа новой власти над вековой Россией.

В начале марта 1918 года по указанию большевистской власти в Омском сельскохозяйственном училище было прекращено преподавание Закона Божьего и законоучитель Инфантьев был уволен. Однако здесь активность проявили прихожане училищной домовой церкви Рождества Пресвятой Богородицы. В апреле 1918 года их инициативная группа распространила подписные листы с целью выяснения потребности в создании православной общины и готовности людей вносить средства на содержание священника. Организаторы получили поддержку. Было выявлено 125 фамилий, заключающих в себя 518 человек желающих записаться в общину и готовых вносить деньги на содержание храма и священника. Священник В.Ф. Инфантьев вернулся на свое место с содержанием за счет прихожан, выказавших ему свое полное доверие и дополнительно просивших «устраивать по праздникам для прихожан чтения религиозно-православного содержания». Так в условиях богоборческой большевистской власти люди старались сохранить свою веру.

Однако вскоре ситуация и вовсе изменилась. В начале июня 1918 года, советская власть в Омске пала. Город стал центром антибольшевистской борьбы в Сибири. На непродолжительное время жизнь отца Василия нормализовалась. Белые власти отменили советские законы и вернули в штат училища законоучителя, являвшегося также настоятелем домовой церкви, ассигновали деньги на церковные потребности.

В Белой армии был восстановлен институт военного духовенства, куда привлекались и законоучителя. На территории сельскохозяйственного училища был открыт госпиталь для белых воинов, окормление которого было поручено отцу Василию Инфантьеву. Впоследствии это станет отправной точкой для преследования его советским государством, так как в его анкетных данных будет указано, что он являлся военным священником в армии Колчака.

В 1918 г. в Омском сельхозучилище состоялся выпуск, к которому для коллективной выпускной фотографии был сделан второй из трех дошедших до нас снимков В.Ф. Инфантьева (см. фото 2). На фото законоучителю 34 года, но выглядит он уже старше своих лет. На рясе отца Василия мы видим знак, который с высокой долей вероятности можно атрибутировать как знак выпускника духовной академии. Несмотря на плохое качество фотографии, на лбу у священника проглядываются глубокие морщины. Это фото относится к тяжелому периоду жизни священника. Это время Русской революции. Произошло падение авторитета церкви. Советская власть отделила церковь от государства и лишила отца Василия места законоучителя, поставив под вопрос его службу в училище как таковую и, соответственно, возможность прокормить находившихся на иждивении жену и 4 детей. В стране начиналась кровавая Гражданская война, и социальная перспектива многодетного священника виделась неясной. Несмотря на трудности, спокойный и глубокий взгляд отца Василия оставался неизменным.

 1_3
Фото 2. Законоучитель В.Ф. Инфантьев. Омск 1918 г. (Из открытых интернет-источников)

 

Подвижническое служение в Церкви в 1920-е годы

После разгрома армии Колчака большевиками священник Василий Инфантьев продолжал свое служение в домовом храме Рождества Пресвятой Богородицы Омского сельскохозяйственного училища. В апреле 1920 года Сибревком принял решение о ликвидации училища с передачей его материальной базы Сибирскому институту сельского хозяйства и промышленности. Этим распоряжением прекратилось существование домовой церкви и семья отца Василия оказалась перед угрозой нищеты и голода. Не вызывает сомнений, что глубокое уважение, которое снискал бывший законоучитель сельскохозяйственного училища у своих сослуживцев, помогло его семье. Чтобы прокормить свою многодетную семью  в это трудное время отец Василий поступил  на гражданскую службу.

 В 1921 году последовал первый арест отца Василия, о причинах которого ничего неизвестно. С 1922 по 1925 годы он служит священником Игнатовской церкви, затем становится настоятелем Богородице-Братской церкви, ставшей в то время центром православного просвещения в Омской епархии. Для священника Василия Инфантьева начался период наиболее активного церковно-общественного служения. Он нес послушание благочинного Омских городских церквей и возглавлял Епархиальный совет.

С начала 1920-х годов в своем стремлении расколоть и уничтожить Русскую Православную Церковь советская власть сделал ставку на обновленцев. 6 декабря 1922 года в Омске состоялся I Губернский епархиальный съезд обновленческой «Живой церкви». Съезд осудил политику патриарха Тихона и его Синода и встал на платформу Всероссийского и Сибирского церковных управлений. С этого момента под руководством органов ГПУ омские обновленцы перешли в активное наступление на Православие. В начале 1924 года в сводке 6 отделения секретного отдела ОГПУ сообщалось, что «обновленчество в омской епархии очень сильно и хорошо сорганизовалось».

Православные общины решительно противостали разрушительному напору обновленцев. Среди тех, кто сразу не признал обновленчества, были омские священники Александр Соловьев, Петр Олерский и Василий Инфантьев. Во многом благодаря усилиям отца Василия в Омске был создан Совет из 12 общин, оставшихся верными Патриарху Тихону. При непосредственном его участии была собрана подробнейшая информация о положении православных в Сибири, которая была направлена в Москву. Этот же Совет добился назначения в Омск епископа, что изменило положение омских православных общин. Особенно озлобил власти Крестный ход зимой 1924 года на праздник Крещения Господня, в котором приняли участие 9 омских церквей, организованный без всякого согласования с местными властями.

Осенью этого же года отец Василий добивался передачи большой библиотеки книг духовного содержания, оказавшейся в руках обновленцев, в ведение Совета, или же Приходского совета Братской церкви под надзор настоятеля. 12 ноября 1924 года он писал к епископу Петропавловскому Алексею, который временно управлял Омской епархией: «вышеупомянутая библиотека была приобретена на добровольные пожертвования по преимуществу городских церквей, священнослужителей и прихожан. Если принять во внимание это обстоятельство, то окажется, что обновленческий епископ не имел ни нравственного, ни юридического права владеть ею. Принимая же во внимание право большинства, библиотека должна принадлежать православныма не обновленцам, имеющим в городе четыре церкви с небольшим количеством верующих, обманом отторгнутых от общения с православной церковью». Из этого письма видно, сколь малое влияние на верующих имели обновленцы в самом городе и в «лучшие» свои годы при всей поддержке советской власти.

При активизации обновленческого раскола, когда усилиями власти вертикаль церковного управления стала разрушаться, духовенство на местах перестало своевременно получать указания от Патриарха. При отсутствии доступных средств коммуникации, отдаленные от столицы епархии находились в информационной изоляции. В этих условиях Епархиальные управления стали командировать в столицу своих доверенных представителей для прояснения ситуации и установления связи с центральной церковной властью. Таким представителем от омского духовенства неоднократно был отец Василий Инфантьев. Второй арест отца Василия в 1924 году, по всей вероятности, был связан с его поездкой в Москву. В целом, благодаря активной деятельности Совета православных приходов и лично отца Василия Инфантьева, положение в Омске стало меняться в пользу православных. Уже в следующем 1925 году количество православных приходов выросло более чем в два раза и стало больше обновленческих.

Ситуация в Русской Церкви значительно осложнилась после смерти Святейшего Патриарха Тихона. В апреле 1926 года на собрании омского духовенства и приходских советов было принято решение о временной самостоятельности епархии. 26 июня очередное собрание подтвердило это решение и постановило снова командировать протоиерея Василия Инфантьевав Москву для выяснения обстановки. Разобравшись в ситуации он отправился в Нижний Новгород к Заместителю Местоблюстителя Патриаршего престоламитрополиту Сергию (Страгородскому). Вернувшись после этой встречи в Омск, отец Василий принял активное участие в распространении статьи в поддержку митрополита Сергия. Статья была размножена по числу благочиний епархии и разослана почти всем благочинным. Благодаря этой деятельности отца Василия духовенство и миряне Омской епархии стали входить в церковное течение возглавляемое митрополитом Сергием.

В ноябре 1926 года протоиерей Василий Инфантьев снова был арестован. На этот раз за распространение трактата «Канонический обзор обновленчества». В этом же году органы ОГПУ докладывали о поражении обновленцев в Омске: «положение омских обновленцев в данный период не бывает тяжелее… Обновленчество в округе все больше слабеет, и, если в недалеком будущем обновленчеству не удастся укрепиться более прочно, не исключена возможность окончательной самоликвидации обновленчества, так как верующие обновленческие храмы совершенно не посещают».

Во второй половине 1920-х годов отец Василий Инфантьев был настоятелем самого многочисленного в Омске православного прихода Богородице-Братской церкви. На август 1929 года в составе ее общины только официально числилось 630 человек. Прихожане любили своего батюшку. Не смотря на бедность этой самой крупной в городе Омске православной общины вследствие постоянно усиливавшегося налогового давления государства, верующие, и сами испытывавшие материальные трудности, «на призыв своих пастырей помочь в трудную минуту церкви всегда охотно откликались посильными для них жертвами натурой и денежными средствами».

Во все годы революции вплоть до 1930 года Братская церковь была местом, где велась большая просветительская работа, осуществлялось служение милосердия. На праздники Рождества Христова и Пасхи производился сбор продуктов, которые членами Приходского совета увозились на подводе в тюрьму. Там они распределялись по камерам, в начале безотносительно к квалификации преступления, а потом стали узнавать, в каких камерах сидит духовенство и направляли именно в эти камеры. В конце 1929 года из Тюмени был выписан и назначен на должность дьякона административно-высланный из Иркутска протодьякон Иннокентий Иванович Анисимов. Так под руководством своего настоятеля, несмотря на возможные репрессии со стороны советской власти, община Братской церкви оказывала поддержку репрессированным священнослужителям.

За свою религиозную деятельность, которая в условиях советской действительности имела общественно-политическое значение, не позднее чем в 1927 году протоиерей Василий Феофанович Инфантьев был взят органами ОГПУ в оперативную разработку. Государственная власть подвергла дискриминации семью Инфантьевых. Он сам, а также супруга Вера Петровна и сын Алексей были лишены избирательных прав.

В последний год земной жизни протоиерея Инфантьева Омская епархия находилась под управление будущего священномученника Аркадия (Ершова). Настоятель Братского храма являлся неформальным лидером епархиального православного духовенства. Он пользовался полным доверием и поддержкой епископа Аркадия в своей деятельности по защите Церкви от антирелигиозной политики коммунистического государства и в борьбе с раскольниками обновленцами.

Мученическая смерть в застенках ОГПУ

В начале января 1930 года омское ОГПУ получило разрешение на очередной, четвертый по счету, арест протоиерея Инфантьева. Накануне ареста появилась лживая газетная публикация, которая должна была дискредитировать его перед общественностью, а 9 января 1930 года отец Василий был арестован по обвинению в контрреволюционной агитации.

В ходе следствия отец Василий не признал за собою вины. На допросах он отрицал свое участие в разговорах на политические темы. «При встрече со знакомыми, – говорил он, – стараюсь избегать разговоров на политические темы, боясь того, что их могут извратить и придать им иной смысл, который может меня скомпрометировать». На допросе 22 января 1930 года священник дополнительно показал: «Виновным в предъявленном мне обвинении, то есть в систематическом ведении антисоветской агитации и распространении провокационных слухов себя не признаю…». Так, находясь в крайне тяжелых условиях, протоиерей Василий Инфантьев не признал своей вины и не дал показаний, которые могли бы причинить вред другим людям.

Сотрудники ОГПУ предлагали священнику Инфантьеву, являвшимся отцом многодетного семейства, для спасения своей жизни, согласиться стать их информатором или снять с себя сан. Он отверг эти предложения властей, помня о словах Спасителя, «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин меня. Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее» (Матф. 10, 36.).  

На следствии отца Василия обвиняли и вынуждали признаться в антисоветской деятельности. Сотрудники ОГПУ старались представить его как контрреволюционера, человека настроенного антисоветски и публично выступавшего против власти. Однако материалы следственного дела священника, вопреки усилиям чекистов, наглядно свидетельствуют, что истинная причина ареста и казни священника Василия Инфантьева заключается в том, что он, в первую очередь, активно и успешно противодействовал обновленцам и стоявшим за ними органам ОГПУ, вести работу, направленную на раскол и уничтожение Русской Православной Церкви. Подобно своему Небесному покровителю, священномученику Василию Херсонскому, отец Василий Инфантьев положил свою душу «за Христовы овцы», защищая их от волков-обновленцев.

Решением Особой тройки ПП ОГПУ по Сибирскому краю протоиерей Василий Феофанович Инфантьев был приговорен к расстрелу, казнь состоялась 27 марта 1930 года. Его семья подлежала высылке на Север.

Уникальным источником является фото В.Ф. Инфантьева, сделанное сотрудниками ОГПУ (см. фото 3). Это самая поздняя фотография отца Василия. На ней В.Ф. Инфантьеву 45 лет, но выглядит он гораздо старше (в тюрьме ему исполнилось 46, и вскоре он был расстрелян). И вновь обращает на себя внимание особенно глубокий и пронзительный взгляд отца Василия. Мы видим отца Василия в одеянии священника, которое он носил до самой смерти. На фотографии – находящийся в ОГПУ, священник, многодетный отец, страдающий от предательства близких ему в церкви людей. Но, несмотря на тяготы, на нас смотрит внутренне не сломленный, убежденный в грядущем торжестве православия пастырь, который не пошел на измену христианским принципам и не стал сотрудничать с коммунистическим государством.

 1_4
Фото 3. В.Ф. Инфантьев в Омском окружном отделе ОГПУ. 1930 г. (Из архива УФСБ России по Омской области)

Свидетельством мужества и твердости веры отца Василия Инфантьева являются его проповеди. Не смотря на тяготы жизни того времени, он не только сам не падал духом, но и имел силы поддерживать свою паству, укрепляя их веру в Господа, веру в покровительство Пресвятой Богородицы, веру в возрождение Православия в России. Так в проповеди на праздник Покрова Пресвятой Богородицы он говорил: «Что привело вас сюда, что объединило вас в одном желании? Вас объединила мысль благостных воспоминаний той небесной помощи, которая некогда в Х веке была явлена грекам, но которая и поныне является многим из тех, кто прибегает к Покрову Богоматери с крепкою верой в молитвы и надежде на Ее помощь. Разве вы не испытывали на себе благодатной помощи Царицы Небесной? Не напрасно воздвигнуты Ей храмы по городам и обширным селам России. Все храмы – это немые для неверующих, но много нам христианам говорящие памятники Небесного Покрова. Будем же с верой взирать на Ее прекрасный образ и в часы горестного раздумья о постигающих нас испытаниях, неудачах и жизненных невзгодах, будем надеяться, что пока у нас есть Высокая Небесная Заступница, нам не страшны испытания, не страшны невзгоды. Пройдут года, люди одумаются и придут сюда же и вместе с нами будут петь: радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякого зла честным Твоим омофором. Ибо нет такой силы, которая устояла бы пред силой Небесной Покровительницы рода христианского!»

Эти слова стали отца Василия Инфантьева стали пророческими. Молитвами новомучеников и исповедников российских земля Русская дождалась своего духовного возрождения.

Под общей редакцией митрополита Омского и Таврического Владимира (Икима)

Иеромонах Амфилохий (Пономаренко)

Иерей Вячеслав Суховецкий

Профессор Алексей Сушко

Православный календарь



Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

×
Карта приходов

http://omsk-eparhiya.ru/%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D1%8B/

×

Send this to friend